В глубокой древности у чеченцев существовало три национальные реликвии: «къоман таьптар» («национальная хроника»), «къоман мухар» («национальная печать») и «къоман йай» («национальный котел»).


Кьоман таьптар.



Таьптары — исторические тексты (манускрипты - летописи), на страницы которых заносились важнейшие события в жизни чеченского народа или его тайпов, описывалось происхождение и родословные. Эти сведения несли в себе символ единения всех поколений чеченцев во времени и в пространстве. Записи делались на камне, дереве, коже или пергаменте.

Рассказывают, что кьоман таьптар до последнего времени хранился в Нашхе и исчез лишь в годы депрортации чеченцев в Азию. Народная молва утверждает, что даже известно имя последнего хранителя, но он, как и хранимая им реликвия, бесследно исчез где-то на бескрайних казахстанских просторах.


Къоман йай.



«Къоман йай» нес в себе символ национального единения коренных чеченских тайпов. На бронзовых полосах, которые были вертикально припаяны к внешней стороне котла, были выбиты названия этих тайпов. По большим праздникам, в дни примирения кровных врагов или во время заседания Совета Страны (Мехк Кхел), котел выносился из башни и в нем варилось мяса для коллективных трапез. Обычно – мясо быков. Национальный котел символизировал единство братских тайпов, имеющих общую прародину.

Считается, что котел был разрушен по приказу Имама Шамиля 2-мя чеченскими наибами в 1845 г.. Рассказывают, что позже, осознав содеянное, они начали обвинять в этом друг друга и между ними завязалась вражда. Их потомков удалось примирить лишь в 30-е годы 19 в.. Знаменательно, что после разрушения котла военная удача покинула чеченцев. По видимому, разрушительная для единства народа энергия распрей проявилась именно в разрушении «национального котла».

Къоман мухар.

«Къоман мухар» (национальная печать) - один из трех древних символических предметов чеченского общества, олицетворяющих единство народа.


Национальная печать («къоман мухар»), которой скреплялись все важнейшие решения Совета Страны, символизировало собой сакральную связь чеченского народа с вечностью, с заветом первопредков, которому должно было соответствовать любое постановление Мехк Кхела. По преданиям хранилось на территории древней Нашхи. Рассказывают, что печать сохранилась до наших дней и хранится в глубокой тайне на территории современной Чечни