Golos Ichkerii

СУДЬБА, ВЕРНИ МНЕ ДУХ СВОБОДЫ!

 

Я не поэт,

Об этом даже спору нет...

Но, коль известно всем давно,

Что поэтическое слово,

В сто крат доходчивей иных,

Тогда и мне немудрено,

Попробовать нестройный стих,

 

Чтоб пламя сердца передать...

 

С рожденья грезил быть, я вольным:

Рассвет встречать в родных горах,

С широкой буркой на плечах,

Взирать с утеса, гор громадных,

Ущелья диких, быстрых рек,

Все, чем возвышен человек...

С закатом, с шашкою в руке,

На быстроногом скакуне,

Мчаться, по полям раздольным,

Себя героем представлять,

Разить врагов ударом метким

И родину освобождать.

 

В изгнанье тяжком, диком, мрачном,

Средь голода, болезней, тьмы,

Еще в младенческой груди

Таил я дерзкие мечты...

И ненависть вздымала грудь.

Как - будто мог я зачерпнуть,

Одним движением руки,

Всю нечисть из-за стен Кремля,

Ударить оземь так, плашмя!

Чтоб дух последний испустили,

Глаза поганые закрыли.

 

За что? - я спрашивал себя:

Рожденный вольным,

Жил в неволе?

Всем сердцем родину любя,

Изгнанником в чужом краю,

Я в угнетенье должен быть?

Ужель смирит душа меня,

С судьбой покорного раба?

 

Неужто суждено нам здесь,

Могилу братскую обресть?

И, не покинув, смертный стан,

Мрачный край сей, Казахстан,

Похоронит мой народ,

Возведя на эшафот?

 

Я был понять еще не в силах,

Источник дерзких дум тогда,

Что кровь струится в моих жилах,

Та, что отцами пролита...

Кто душу мог понять юнца,

В ком кровь кипела без конца,

В ком жар свободы воспылал,

К отмщенью, к прошлому взывал...

Голодной степи целину,

Я был готов зубами грызть,

Чтоб жажду мести утолить...

 

О, эта сила вдохновенья!

Слаще райской птицы пенья!

В ней слышен топот лошадей,

Неровный треск костров тревожных,

Эхом, мечущейся зов,

Скачки храбрых удальцов,

Намаза утреннего хор,

Гортанный горский разговор...

Неугасим мятежный дух,

Затаившийся в сердцах,

Услышав с гор воинства крик,

На бой готовы в тот же миг!

 

Но тяжела рука москвитов,

Затмила варваров и бритов,

И восточного вандала,

И походы Чингиз- хана...

Указы русского престола,

Закрыты ныне под замками,

Где росчерком одним пера,

Решалась горская судьба!

 

Посланец царского престола,

Новоявленный сардал,

Наместник дерзкого Кавказа,

Ермолов - русский генерал.

Нахмурив брови, стиснув зубы,

Громоподобно возглашал..

"Клочок земли и горсть людей!

Под носом русского престола,

Дерзнуть посмели на свободу?

Уж покажу дикому сброду!

С тюрьмы начну я строить крепость,

Леса все вырублю окрест...

И положу на том я крест!"

 

Исполнил свой он приговор...

Теперь в обличье генерала,

Бюст гипсовый стоит, как вор,

Вокруг колючкой обнесен,

Сокрытый от людского взора,

Флага русского позор!

 

Прошли года... Другой сардал,

В Кремле на троне восседал,

И в ЦeКа при всем совете,

Равнодушно рассуждал:

"Их в Каспий. Утопить бы надо...

Да, эшелонов маловато.

Отправим лучше весь народ,

В Казахстан на эшафот!

Больных и старых нет нужды,

Увозить с родной земли,

Лучше сжечь их всех дотла,

Чтобы не было следа...

По горам развеем прах,

Чтоб другие знали страх!"

 

"А военных снять с фронтов,

Под охраной караулов,

Отправить вслед своим родным,

Одна там участь будет им.

И тогда избавлюсь я ,

От вольнодумства навсегда!"

Молча выслушал Совет,

Ни у кого вопросов - нет...

Что им стоила тогда,

Народа бедного судьба?

 

Завесой Ленинских идей,

Наготу свою прикрывши,

За портфель дрожа, как мыши,

У шакальего гнезда.

Слепо внемля приговору,

Не смея голоса подать,

Сидела Сталинская свора,

Подписали приговор...

С хладнокровьем палача.

Рука не дрогнула ничья!

 

А потом, умывши руки,

Эти же народа "слуги",

Продолжали голосить:

"О правах и о свободе,"

"О свете Ленинских идей",

Партбилетами трясли

И страну "вперед вели!"

 

Но гордого народа дух,

Из пепла снова оживал,

Их прах, развеянный в горах,

Живых к отмщенью призывал!

Народа гнев достиг вершины,

В сердцах людей кипела злость,

И вдруг, как с барского стола

Собаке брошенная кость,

Россия с царского плеча,

Автономию дала!

 

Ичкерия, страна моя!

Теперь ты кличешься "Чечня"!

Рима древнего уроки,

Не забыли "наши боги",

Ингушетию - в довесок,

Народ единый разделяя,

"Чечня" придатком скреплена!

Единое дели поменьше,

Известна мелочи цена!

А потому и править легче...

 

Нас хоть на части разорви,

И, как ты нас не назови,

Ичкерия, твои сыны -

Памяти отцов верны!

Примеров этому несчесть,

Когда оплата - жизнь за честь!

 

Познал, чеченец, ты на деле,

Суть политики "орла",

Чашу горькую похмелья,

Испил при Сталине сполна,

Но в судьбе твоей поныне,

Туда же гнет и суть "герба"...

 

В тюрьмах, ссылках и в изгнанье,

Нас на гибель обрекали,

Дождем свинцовым поливали,

В огонь и пламя загоняли...

Степей казахских целина,

Костьми людей орошена.

И пусть мы в скорби и печали,

Знаем мы, за что мы пали!

Ведь сегодня, павших кости,

Народу памятником стали!

 

Судьба, возьми свои щедроты!

Чины, медали, ордена...

Верни мне лучше дух свободы,

То, чем гордился я всегда!

И, если я один останусь,

В ком пламенем горит душа,

То кровь моя, вскипая лавой...

Потоком тяжким хлынь к груди,

Возьми и сердце разорви!

 

Но, только дай, припасть мне к скалам,

В последний раз, вдохнуть прохладу

И гор, живительною влагой

Несчастный прах мой окропи.

А ветер гор, порывом нежным,

Прощальный, мой привет, шепни...

 

Джохар Дудаев 1983 г.

Copyright © Информационное Агентство «Golos Ichkerii». При использовании материалов ссылка обязательна.

Top Desktop version